Эмблема союза российских писателей

Ветераны

veterany

Семён Борисович Шмерлинг

shmerling 50e

Он родился 25 апреля 1923 года в Москве. Родители его были репрессированы перед самой войной, вероятнее всего, по доносу, потому что, зная самого Семена Борисовича, невозможно сказать, что его родители могли быть замешаны в чем-то непорядочном.

Школу он окончил в канун войны и в июле 41-го был от райкома комсомола направлен под Смоленск на строительство оборонительных рубежей. Слава Богу, оттуда он смог вернуться и в январе 42-го был призван в армию и направлен в зенитно-пулеметное училище, располагавшееся в то время в городке Сорочинск Оренбургской области. Через 12 лет он снова окажется в тех местах, на Тоцком полигоне, в воинских частях, на которых испытают воздействие ядерного взрыва. По его собственным словам, ему повезло – он вскоре заболел, и ему несколько раз переливали кровь, таким образом если и не удалили всю радиацию, то, во всяком случае, разбавили ее. По его же словам, большинство его сослуживцев вскоре умерли.

Училище он окончил в ноябре 42-го в звании лейтенанта и с назначением в должность командира пулеметной роты 121 артиллерийского полка противовоздушной обороны 3-го танкового корпуса. Затем он воевал в составе 66-го гвардейского Люблинского орденов Кутузова и Александра Невского зенитно-артиллерийского полка 9-го гвардейского Уманского ордена Ленина, Краснознаменного и ордена Суворова танкового корпуса 2-й гвардейской танковой армии генерала С.И. Богданова. Его боевой путь – от Москвы через Курскую дугу, Украину, Молдавию, Румынию, Польшу в Германию. Закончил войну он капитаном в Берлине в должности помощника начальника штаба полка.

В Союз писателей СССР он был принят по рекомендации Виктора Астафьева в 1980 году. К этому времени у него уже было несколько изданий прозы. Всего при его жизни вышли в Москве, Свердловске, а затем в Екатеринбурге, в Перми 20 книг о войне. Еще одна при поддержке Министерства культуры Свердловской области вышла в 2007 году уже после его смерти.

О нашем «Деде» Станцеве

Как всякий деревенский мальчишка, я стихи читал только для того, чтобы ответить урок по «Родной речи» и позднее – урок по литературе. Исключением было стихотворение «Бородино», которое я выучил в четыре года. И я совсем не помню, каким образом в 1962 году мне попала книжка стихов «Роса на стволе», первая книга стихов Венедикта Станцева. Мне было тринадцать, я пластался в футбол и уже начинал чувствовать, что мне надо быть вратарем сборной страны, а то Лев Иванович Яшин вот-вот уйдет, и ворота сборной Страны Советов останутся пустыми. А тут сборник стихов, в сборнике – «Баллада о журавлях», в «Балладе» строчки: «И в горле горит, в небе горит…» – я сознательно искажаю подлинные строчки и привожу их так, как они мне запали в сердце, запали единением горла и неба. И еще: «На штык опираясь, привстал замполит…» – стихотворение мне пахнуло легендарной стариной, тем самым лермонтовским «Бородино». А сам автор сразу же стал старым дядькой с картины П. Заболотского «Портрет унтер-офицера лейб-гвардии Московского полка Андреева», то есть стал старым косолапым ветераном 1812 года, усевшимся в обнимку со штыком на барабан. Вот так мне пахнуло, так соединились у меня горло и небо, замполит, автор и старый унтер-офицер, слуга царю, отец солдатам.

А самого Венедикта Тимофеевича вживе я увидел только в 1998 году и ничуть не удивился установленной мной едва не сорок лет назад похожести. «Есть в русском офицере обаянье…» Есть в русском офицере извечная похожесть.

Мне не дано быть журналистом. Мне стыдно приставать к человеку с расспросами. Потому о нашем «деде Станцеве» (далее без кавычек) я знаю немного, только то, что он сам мне иногда рассказывал. Конечно, рассказывал он только о войне. Может быть, ему было нужно самому, может быть, он считал, что мне интересно – а мне на самом деле было очень интересно – но он как бы в благодарность за те полстакана водки, которые обычно я ему находил, он рассказывал.